Студенты вышли на передовую борьбы с вирусом вместе с врачами

Студенты последних курсов медицинских вузов Санкт-Петербурга наравне с врачами борются за жизни горожан в инфекционных больницах.

Кстати, именно в Петербурге был создан первый студенческий медотряд в России – сейчас он гордо носит название «Диоген». Отряд долгое время служил кузницей медицинских кадров для других медицинских отрядов Северной столицы. Бойцы медицинских студенческих отрядов выезжают в летние каникулы в небольшие населенные пункты и работают на базе местных лечебных учреждений. Они закрывают кадровые позиции на период летних отпусков. Медики студенческих отрядов Петербурга работали в центральных районных больницах удаленных российских областей. Занимая различные должности, ребята трудились практически во всех отделениях: от терапевтического до хирургического, и даже состояли в бригадах скорой медицинской помощи.

Этим летом студенты встали на передовой борьбы с вирусом плечом к плечу с врачами.

Анна Вторушина учится на 5 курсе в Первом Санкт-Петербургском государственном медицинском университете им.ак.И.П. Павлова. Девушка планирует стать инфекционистом.

 

 

 

Анна вступила в медицинский студенческий отряд «Родина» в 2017, и получила прозвище, созвучное с фамилией - «Ватрушка».

«Меня коснулась данная ситуация капитально, начиная с учебы, которая перешла в онлайн режим, продолжая работой, которая переместилась в ковидный инфекционный стационар, и отрядом, в организации выезда которого начались перемены, и заканчивая болезнью моих близких», - рассказывает девушка.

Сейчас она работает старшей медицинской сестрой в инфекционном стационаре Первого Меда. Анна рассказывает: «Это очень большая ответственность - следить, чтобы были все лекарства для пациентов. Но помимо этого ещё накладывается работа с медицинским персоналом -болезни, переводы, табели, выплаты... и просто медсестрой палатной я не перестала работать».

Рабочий день Ватрушки начинается с проверки наличия всего необходимого для лечения пациентов. Проверив наличие и заказав недостающее, она приступает к работе палатной медсестры. «В конце смены хочется вырваться просто на воздух. Дышать в СИЗе очень сложно, но со временем привыкаешь: дышать ртом, сохранять спокойствие, не нервничать, ведь если нервничаешь, стекло маски быстро запотевает и становится сложно что-то видеть», - признается Анна.

Студентка каждый день выходит на работу с позитивом и искренним желанием помочь, потому что иначе не может: «Пробиваясь сквозь неблагодарность пациентов («а вы сами выбрали», «а что вам, вы же в защите», «да что ты меня всю исколола, рук нету что ли, кого понабрали» (P.S. приходится делать в/в инъекции в трёх парах перчаток), «а... студентка, ну все понятно»), сквозь ночные смены, сбитый ритм и нервные срывы, я понимаю, что могу помочь. И я это делаю. И я знаю, что это важно. Хотя бы для меня. Ведь когда все плохо, нам не нужны нравоучения и бесконечные разглагольствования по поводу правильного поведения, и тем более осуждающие взгляды, когда все плохо нужна помощь. Просто помощь. Надежная жилетка для слез, умеющий хранить тайны собеседник, делающая обезболивающий укол медсестра».

Полине Помящей сейчас 22 года, она учится на 4 курсе Педиатрического университета. Девушка является бойцом в студенческом медицинском отряде «Dr. Чехов».

 

 

 

Полина рассказывает, почему пошла работать в ковидную реанимацию: «На         карантине было очень скучно сидеть дома, пары проходили быстро, я работала я на полставки всего раз в неделю. Подружка предложила мне поработать в ОРИТ для больных коронавирусной инфекцией, я приехала, меня приняли, потом я взяла отпуск на своей основной работе, и уже через день мои первые сутки в ковидном отделении».

По сути, рабочий день девушки и ее обязанности не отличается от обычной работы, единственная разница только СИЗах. Полина говорит, что много времени уходит на то чтобы их правильно надеть, чтобы ничего не свалилось, не запотели очки во время работы (а это удается это далеко не всегда).

«Работать сутки через сутки - это отличный способ избавиться от скуки и забыть про остальные проблемы, - смеется студентка. - Еще я много чему научилась, думаю, когда вернуть на прежнюю работу, мне будет легче работать, имея опыт работы в сложных условиях, когда почти ничего не видишь и через 3 пары перчаток вообще не чувствуешь каких-то там вен. Мое любимое гематологическое отделение покажется просто сказкой! Ну и, конечно, приятно осознавать, что ты член огромной команды всех медиков миру, которая сейчас борется с кроронавирусной инфекцией».

Гущина Вероника сейчас также работает медсестрой , а еще она комиссар студенческого медицинского отряда с говорящим названием «Лечу» Санкт-Петербургского Государственного Педиатрического Медицинского Университета. Вероника рассказывает про то, как впервые пришла.

 

 

 

«Мой первый заход, 9 утра. На этаже, посту, в кабинетах, ничего не организованно. Лекарства и все для инъекций стоит еще в коробках, маркировок нет. Банки для анализов, какие-то упаковки, дез. растворы – все в пакетах, надо разбирать. На посту единственная ручка и пачка бумаги. Еще папка с назначениями и компьютер. Все время захода ушло на то, чтобы в этом сориентироваться и разобраться. Детей пока немного, почти все достаточно самостоятельные.

Только один годовалый мальчик с ДЦП. По-хорошему, от него не отходить бы, да никак, я же одна на всё и всех. На мне все назначения (лекарства, ингаляции, капли, уколы, капельницы, анализы и т.д.), уход за больными, кормление, помощь врачу, который смотрит детей утром, и всякие мелкие текущие дела, а, еще гора ответственности, конечно же. Не страшно. Там почему-то не страшно. Даже когда по рации передали сделать процедуру, которую я ни разу в жизни не делала. Помочь некому, ты один, в трех парах больших тебе и скользящих перчаток, с видимостью как в сауне, и ребенком, которого ты и держишь, и манипуляцию проводишь одновременно.

Страшно стало потом, уже после смены. А много еще таких моментов будет? А если ошибусь или не смогу? У меня ведь нет на это права.

Первые три часа в СИЗах я чувствовала себя нормально. Солнце заливало все отделение, поэтому было жарко, особенно если куда-то бежишь. Вспотела вся насквозь.

На четвертом часу стало тяжеловато. Наверное, просто устала, и немного запотели очки.

Пятый час – это вторая стадия принятия неизбежного – злость. Затем пошли торги. Нос заложило.

Шестой депрессия. Я просто смотрела на часы компьютера каждую свободную минуту в ожидании сменщика. Ноги отекли от обмотки, мокрая насквозь, дышу уже ртом, болит челюсть и уши от резинок. Плохая видимость, но я уже привыкла.

Седьмой – принятие. Мне уже все равно. Почему вообще пошел седьмой час? Да без разницы. Могу просидеть и восьмой, но только если просидеть. В другом конце коридора плачет ребенок, я не могу встать и подойти, я овощ. Рация где-то орет. Надо выработать привычку носить её с собой везде. Только перчатки прилипают. Хочу выпить литр воды.

Сменщик, такой бодрый и свежий. На втором этаже мы дежурим в итоге по семь часов, нас, как самых грязных, меняют последними и время летит.

Выход, свет. Встречает инструктор. Поливает раствором антисептика. Вот действительно, как овощи из лейки поливают, так и он меня. Ждем десять минут. Как же хорошо под холодной водой, да на солнце. Я что, на море?

Потом в палатку, первый отсек. Снимаешь верхние перчатки. Нужно встать в тазик, во втором тазике мочить руки, как енот-полоскун, моя любимая игра на этапе обработки. Не хватает только песочницы. Так пять минут.

Следующий отсек. Еще раз моешь руки, встаешь напротив зеркала. Под четким контролем и по инструкции говорящего шкафа за спиной снимаешь бахилы, моешь руки, расстегиваешь и скатываешь комбинезон, моешь руки, снимаешь, моешь, снимаешь очки, моешь, респиратор (не прикасаться!!!), моешь, шапочку, моешь, последние перчатки, моешь руки и обрабатываешь антисептиком. Смотришь в зеркало на себя. Боже, откуда еще есть блеск в этих голубых глазах на фоне распухшего и помятого лица? Снимаешь свою обувь, со словами «хорошего отдыха» тебя пускают в следующий отсек. Там снимаешь с себя всю одежду – в бак «особо опасно», пойдет на обработку. Дальше отсек за шторкой – душ. Их два, вас тоже. Хорошо, если одного пола. В душе ищешь свой пакет, его ведь уже принесли. Дальше выход из палатки прямиком в гараж – тут заботливо стираются и сушатся инструкторами вещи, есть фен и стулья.

 И вот опять с пакетом и мокрой головой, как в лагерном детстве, топаю в другой корпус, в чистую зону. Через четыре часа снова в бой. Надо все-таки выпить литр воды. И как же здорово дышать майским воздухом. Кажется, это все, чего сейчас хочется в жизни».